Мифы медицины — ГМО

Особенно возмутителен навязываемый миф о вреде ГМО. Даже на самом высоком уровне в нашей многострадальной стране нашлись представители интеллектуального большинства, принявшие скотский закон о запрете ГМО. Как говорится — кому это выгодно? Вот то-то.

Не будьте идиотами, включите остатки мозгов.

Генно-модифицированные организмы (ГМО) и продукты из них, в обиходе также называемые ГМО — одна из главных страшилок современных обывателей.

Давайте рассмотрим поближе.

Генно-модифицированные организмы — это какие-то пищевые или хозяйственные культуры, которым специально добавлены чужеродные гены. В результате у подопытных появляются новые, не встречающиеся в природе свойства. Это делается для улучшения культур, повышения плодовитости и так далее.

Так была выведена картошка, ядовитая для колорадского жука (правда, потом ее все-таки сожрала другая козявка).

Другой фирмой выведена и внедряется картошка, устойчивая к фитофторе. Спросите бывалого фермера, что такое фитофтора и как с ней бороться. И уточните — сколько он готов заплатить за ГМО, устойчивое к этой пакости.

Выводятся сорта, устойчивые к другим напастям — болезням, гербицидам. Предпринимаются попытки делать «диетические» культуры для создания массовых и дешевых источников еды. К примеру — в процессе выведения масличные культуры, масло их которых сможет полноценно заменить животные жиры.

Также в процессе выведение низкоаллергенных и низкотоксичных сортов. Очень распространенная аллергия на арахис и на излюбленное на западе арахисовое масло поддается исправлению при помощи генной модификации, работы в этом направлении идут.

Казалось бы, всё хорошо и прекрасно, светлое будущее человечества не за горами.

Но картошка, ядовитая для вредителей, она же вредна, разве не так?

Признайтесь, вы — колорадский жук? Или относите себя к фитофторе? Нет?

Тогда успокойтесь и не гоните волну. Избирательность устойчивости ГМО к вредителям очень специальная. ГМО, ядовитое для кого-то одного, не затронет больше никого и никогда.

По поводу низкой токсичности ГМО тоже возражений не бывает. До обывателя такие сведения даже не доходят — это не сенсация, скучно и неинтересно. Другое дело — скандалы и сенсации по телевизору.

Основной ужас обывателя вызывает чуждость, неестественность генного состава ГМО. Якобы это обязательно приведет к страшным мутациям и болезням. Причем почему это должно произойти — никто не знает. Предположительно, вредительски модифицированные гены встроятся в генотип того, кто их съел — и всё, капут.

 

Гены — это последовательность «кирпичиков», из которых состоит молекула ДНК. Кирпичики эти одинаковы у всех живых существ, населяющих Землю. Кирпичиков этих, называемых по-научному азотистыми основаниями, всего четыре штуки.

Четыре. И у человека, и у амебы, и у слона, и у березы. И у колорадского жука, и у картошки. У мухи и у ромашки. Всего четыре.

Ни один, даже самый злобный безумный ученый, не сможет добавить пятое азотистое основание, как не сможет создать полноценную ДНК из трех или двух.

Но гены — это не просто набор азотистых оснований, это очень большой набор. Очень большой, из сотен тысяч и миллионов простейших кирпичиков. И то, в каком порядке кирпичики расположены, и определяет действие гена.

Молекула ДНК, в свою очередь, состоит из тысяч и миллионов генов. Но кирпичиков всегда четыре разновидности.

Далее. Нигде в структуре гена или в целой ДНК не встречается вывеска «этот ген модифицирован Васей Пупкиным».

И поэтому для природы нет ни малейшей разницы, появился ли данный ген в процессе естественной эволюции или был создан учеными, посягающими тем самым на божественные функции (не в этом ли причина волнений идиотов?). Хороший ген или плохой определится лишь потом, в процессе естественного отбора, когда свойства нового гена или помогут модифицированному существу выжить, или наоборот — погубят.

Как нет разницы для природы, точно так же безразлично и организму, съевшему генно-модифицированый продукт, откуда появился новый ген. В любом случае съеденный продукт будет разобран на составные кирпичики самым тщательным образом.

Любой продукт, который используется в пищу, является генно чуждым. Запомните эту фразу, а для лучшего эффекта напишите ее над своим обеденным столом.

Любой, без малейшего исключения, продукт — генно чужероден едоку.

Согласитесь, что гены у человека другие, чем, например, у пшеницы. А хлеб едим без опаски? Говядина не равнозначна едоку — как бы ни называли МарьИванну коровой, все же это происходило в переносном смысле.

Тоже самое и применительно к любым другим продуктам.

Люди — да и все остальные живые существа, — всегда питаются только генно чуждыми продуктами. Единственный способ употреблять генно «безопасную» еду — отрезать мясо у самого себя и съесть. Очевидно, не самый лучший вариант.

Даже каннибализм не обеспечит генный состав еды, идентичный генному составу едока — даже у однояйцевых близнецов генный состав может отличаться, хоть и незначительно.

Поэтому еда всегда, абсолютно всегда генно чужда для едока. Так устроена жизнь на земле, и никуда от этого не деться.

А, как мы увидели раньше, для организма нет никакой разницы, появились гены в процессе естественного развития или были сконструированы искуственно. Никакой разницы, ни малейшей.

Гены не усваиваются в процессе еды. Никогда.

 

Есть естественный способ передачи генов — называется размножение. Все, имеющие потомство, передают свой генный состав детям. Если размножение, как у растений, почкованием или черенкованием — генный состав передается полностью без изменений. В случае обычного размножения, когда есть он и она, а потом у них детёныши — то родитель передает половину своего генного набора, а другую половину добавляет второй родитель. Две половинки смешиваются, поэтому дети, хотя и похожи на родителей, никогда не бывают их точной копией.

Есть также полуестественный способ обмена генами, который производится некоторыми вирусами, переносящими куски ДНК между организмами. Всё, больше способов обмена генами нет.

 

Поэтому опасения «подхватить» чужой ген через ГМО совершенно глупы и основаны только на экономических причинах. Конкурентная борьба — фирмы, не производящие ГМО, пытаются «задавить» фирмы, использующие ГМО, и специально распространяют слухи.

Не удивительно. ГМО, как правило, дешевле не-ГМО продуктов, и зачастую лучше по качеству. Фирмы, по какой-то причине не использующие ГМО-продукты, не способны превзойти тех, кто ГМО-продукты использует, и лишь поэтому применяют подлость, успешно пытаясь опорочить соперников.

Заказная статья расходится по страницам продажных газетенок, грубо сфабрикованный сюжет крутится на экранах телевизоров, дается взятка законодателям — и готово.

 

Другая причина не любить ГМО для обывателя — предположительная вредность ГМО-продуктов. Что-де они и рак вызывают, и ожирение, и прочие страсти-мордасти.

Не буду углубляться в подробности, для этого пришлось бы написать пособие по биохимии, физиологии и диетологии. Приведем лишь один довод — самый главный в современном мире, ведущий, так сказать.

Если бы хоть кто-то посмел выпустить на рынок продукт, заведомо вызывающий какую-нибудь хворь, то скандал поднялся бы до небес и еще выше. Об этом подлеце гудели бы все газеты, болботали телеведущие,  а сам негодяй был в долгах, как в шелках.

Скажете, почему же так не происходит в отношении производителей табака, алкоголя и прочих «полезностей»?

А вспомните, когда произошло становление, например, табачной промышленности. В XIX веке. Тогда о здоровье были другие представления, чем сейчас, табачный дым даже считался лечебным.

Алкоголь и вовсе с многовековой историей.

Даже всякие колы утвердились на рынке в начале XX века. Тогда здравоохранение голоса еще не имело.

В результате табачно-алкогольные и другие магнаты прочно укоренились и накопили силу задолго до того, как появились их естественные враги — экологические и прочие организации охраны здоровья. И теперь не сдвинешь, хотя пропаганда вреда курения и алкоголя (и фаст-фуда) ведется постоянно. Пропаганда вреда ГМО, напротив, исходит только от кликуш и недоучек, считающих, что торсионные поля передают послания вселенского разума — ага, эксклюзивно для недоумков, а в православных монастырях только и делают, что сочиняют рецепты лечебных отваров и чаев.

 

К слову о вредных импортных продуктах.

На полках супермаркетов полно заграничных овощей и фруктов. На самом деле, они бывают не очень аппетитные, неказистые, без запаха и на вкус так себе. Это легко объясняется современными технологиями выращивания, например, гидропоникой. Гидропонные растения, растущие на питательных растворах вместо почвы, в теплицах, не видящие солнца из-под мощных ламп — они и вправду не так сочны и аппетитны. Но вот что касается вредности — все совсем не так.

Мы сейчас живем в особенное время и в особой стране. Говоря иносказательно — а иначе не получится, уж больно развита у нас свобода слова и печати, — нелегко быть фермером. Аренда земли, множество налогов, поборы на всех уровнях, немалые цены за технику, семена и удобрения, — одним словом — всесторонняя поддержка фермерства со стороны государства.

Все это ставит честных работяг не то что в затруднительное, а в совершенно безнадежно смертельное положение. Для того, чтобы просто выжить, русскому производителю приходится действовать нечестными методами.

Один из способов, дающих шанс тому, кто решился совершить подвиг и вырастить на продажу помидоры в современной России — это всеми неправдами повышать производительность, то есть урожайность. Проще и эффективнее всего — засыпать растения горами удобрений, стимуляторов роста, заливать поля гербицидами. И вы будете мне говорить, что наши, местные овощи безопасны?

Импортные продукты, в отличие от наших, обязательно проходят строгий и неподкупный (в отличие от нашего) санитарный контроль, иначе их не пропустит таможня. И вы мне скажете, что заграничные продукты вредны? Единственный случай, когда они такими становятся — это если наши правители решают выяснить отношения. Так была очень вредной минералка «Боржоми», молдавские вина, а сейчас становятся ядовитыми турецкие овощи.

Да, импорт бывает невкусным. Потому что, как уже сказано, дешевые овощи-фрукты, идущие к нам, выращиваются массовыми технологиями, вплоть до гидропонных, и, как расплата за дешевизну, становятся «никакими». Вот и вся загадка.

 

Вскользь о православных целительских традициях.

Должен разочаровать поклонников монастырских снадобий и вызвать бурю негодования лжеверущих, но православные целительские традиции — ложь, придуманная в рекламных целях, специально чтобы привлекать недоумков и дебилов.

Так вот, специально для невежд следует пояснить, что христианская церковь всегда бравировала именно презрением к телесному. Православный целитель — оксюморон чистейшей воды.

Не знаете, что такое оксюморон? Уёбывайте нахуй с пляжу и не возвертайтеся.